вторник, 30 апреля 2013 г.

Срубим бабло?

Как сообщает "Коммерсантъ", сегодня начнется суд над Александром Максимовым — виновником громкого ДТП на Минской улице, во время которого осенью 2012 года погибли семь человек. Всего пострадали десять человек, семеро из них погибли на месте: преподаватели детского дома-интерната N7 Ольга и Сергей Ширшовы, а также пятеро подростков-сирот в возрасте от 15 до 17 лет.
Интересно другое. Как указывается в статье,  адвокат Трунов добавил, что оперативно возместить ущерб родственникам погибших будет тяжело (общая сумма, заявленная защитой,— более 80 млн руб., из них 10 млн родственникам Ширшовых, остальное — детскому дому)
Я прошу прощения, а детский дом тут причем? Детский дом - опекун погибших. Опека прекратилась в момент смерти и никаких прав у детского дома больше нет, да и в любом случае, опекуну никакой вред в данном случае возмещать не может никто в принципе. Моральный вред? Какой моральный вред у юридического лица? Ужасно, но видимо верно циничное замечание в комментариях к этой новости на www.pravo.ru - похоже, что интернат руководствуется логикой фермера, выращивавшего свинью на продажу.
Безусловно, эта мразь за рулем вызывает только отвращение, но это отвращение - ничто по сравнению с отвращением к пиару господина Трунова и рвачеству детского дома-интерната № 7.

воскресенье, 28 апреля 2013 г.

Небольшой редизайн сайта

Поскольку проект Суд да дело я окончательно забросил, а создать полноценный сайт-визитку никак не удается, я провел некоторый редизайн блога. Удалил лишнее, добавил необходимую информацию о себе.

И Вас посчитаем...

Как сообщают, сегодня генеральный прокурор РФ Юрий Чайка, выступая с ежегодным докладом в Совете Федерации, заявил, что Генпрокуратура России предлагает создать всероссийскую базу с данными о гражданах, состоящих на учетах в диспансерах с диагнозами «алкоголизм» и «наркомания». Чайка отметил, что такие лица нередко получают водительские права. «Только за два последних года нами направлено в суды свыше 40 тысяч исков с требованиями о признании недействительными прав, выданными больным алкоголизмом и наркоманией», — сказал генпрокурор.
Я уже писал пару лет назад про эту классическую деятельность прокуратуры по "срубанию палок". Из этих 40 тысяч реальных наркоманов выявлено вряд ли более одного процента. 
Де-факто все эти "дела" развиваются по одному сценарию. Прокуратура запрашивает диспансеры о всех состоящих на учете. Диспансеры предоставляют эту информацию. И те и другие действуют абсолютно незаконно, поскольку сведения, составляющие медицинскую тайну запрашиваются во-первых, не в отношении конкретного лица, а всех подряд, а во-вторых, вне расследования конкретного дела. Одновременно прокуратура запрашивает сведения из ГИБДД о выданных водительских удостоверениях. Оба списка сравниваются. Реально из тех, кто оказывается среди выявленных совпадений, 99% - это те, кто единожды по каким-то причинам оказался на учете по факту употребления опиоидов, в основном это привлеченные к административной ответственности за незаконное употребление наркотических средств. С точки зрения наркодиспансера, этого факта достаточно для постановки на учет. После этого человек часто по 10-20 лет не оказывается в сфере внимания наркологов - возможно, он один-единственный раз покурил "травку" и оснований считать его наркоманом ровно столько же, сколько меня, выпивающего рюмку водки за воскресным обедом - алкоголиком. Однако для снятия с учета требуется т.н. стойкая ремиссия, под которой понимают в данном случае отсутствие употребления наркотиков в течение 3 лет. И тут начинается самое веселое. Привлекаемый гражданин возмущенно заявляет, что последние 3 года никаких наркотиков и в руках не держал, каждый день ездит за рулем и никаких претензий к нему ГИБДД не имеет. На это наркодиспансер отвечает, что не может считать факт стойкой ремиссии установленным, поскольку последние 3 года (а нередко - 10 и 20 лет) "пациента" в глаза не видел и знать не знает - может, он каждый день "ширяется". После чего (внимание!) суд приходит к выводу, что факт стойкой ремиссии не доказан и радостно удовлетворяет требования прокурора. Результат - "палка" у прокуратуры и лишение совершенно здорового человека права управления.
Естественно, никакого отношения к безопасности движения такая деятельность прокуратуры не имеет, это банальное накручивание статистики и имитация бурной деятельности ведомства господина Чайки.
Суды тоже не горят желанием выяснять истину - откажешь прокуратуре в иске, а завтра ответчик в обкуренном состоянии кого-то собьет и отвечать будет судья.
На самом деле, достаточно провести судебно-медицинскую экспертизы и установить, страдает ли данное лицо наркоманией. Однако это никому не выгодно в нашей кафкианской действительности - ведь тогда вместо 40 тысяч положительных решений по искам прокуратуры будет удовлетворено от силы только несколько сотен, а суммы судебных расходов, взыскиваемых с бюджета, будут зашкаливать.
Лично я полагаю, что любое собирание сведений о состоянии здоровья, тем более такое массовое, допустимо только при наличии к тому веских причин. В данном случае никаких таких причин нет.

четверг, 25 апреля 2013 г.

Новый сервер Counter-Strike 1.6

Это сообщение адресовано всем, кто в 2009-2012 годах играл на сервере Юрклуба, не читает соответствующий раздел форума, но зато читает мой блог :)
Новый сервер CS 1.6 Юрклуба расположен по адресу 212.24.62.37:27069.
Пока сервер работает в тестовом режиме, на 20 слотов, со стандартными настройками. Клиент steam не требуется.
Заходим, тестируем, проверяем пинг, отписываемся на Юрклубе, готовимся к контрпьяни :)

Железная логика

Как сообщает Лента, введение школьной формы даст российской легкой промышленности 36 миллиардов рублей. Об этом в номере от 25 апреля пишет газета <Ведомости> со ссылкой на источники в Общероссийском народном фронте (ОНФ) и в Кремле. По данным издания, в законопроекте о школьной форме будут положения, направленные на поддержку российской текстильной промышленности. В частности, форму обяжут производить только в России, и, возможно, из отечественных тканей. Собеседники рассказали газете, что цифру в 36 миллиардов рублей назвал Минпромторг. По подсчетам ведомства, комплект новой формы может стоить три тысячи рублей, а она понадобится 12 миллионам школьников.
Предлагаю на этом не останавливаться. Если ввести форму для каждого россиянина, то это даст почти 450 миллиардов (если форма для взрослого россиянина будет стоить столько же, сколько и для школьника). Отличный способ пополнения бюджета и поддержки российской легкой промышленности путем изобретения новых налогов. Только спросили  Вы россиян, согласны ли они поддерживать из своего кармана эту самую промышленность, когда в Индии и Китае есть пара миллиардов готовых шить что угодно за горсть риса в день?

среда, 24 апреля 2013 г.

Мордой не вышли судить

Как говорил в известном всем фильме Глеб Жеглов - "суд у нас народный, между прочим". Не буду спорить насколько народным был суд 70 лет назад, но нашей власти участие народа в отправлении правосудия - кость в горле. 
Когда суды перестали именоваться народными это была лишь смена вывески. Когда был уничтожен институт народных заседателей это воспринималось всеми как ликвидация пережитка советского строя.
Когда из компетенции суда присяжных исключили дела, связанные с терроризмом, это многими воспринималось как правильное решение, хотя юристы и все, знакомые с историей, вспомнили, что почти 150 лет назад именно с этого начались "контрреформы", направленные на уменьшение объема компетенции суда присяжных.
Сегодня же Госдума почти единогласно лишила права на суд присяжных обвиняемых в преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних. 
Я уже много раз писал, что у нас "антипедофильные дела" в массе своей дутые и являются высшей ступенью "делания палок" правоохранительными органами. Как заявила автор законопроекта Ирина Яровая (а кто бы сомневался в авторстве?), "сегодня мы имеем ужасающую статистику по решениям суда присяжных по преступлениям, которые связаны с насилием в отношении ребенка. Подавляющее большинство - это оправдательные приговоры, - возмущалась она. - [Такие дела должны] рассматриваться профессиональным составом суда. Это обеспечит, прежде всего, защиту прав ребенка. Исключит факты психологического давления и влияния".
Иными словами, народный суд не склонен верить дутым обвинениям и диким фантазиям правоохренителей и судит по совести. И это ужасно беспокоит прокуратуру (помните, откуда пришла госпожа Яровая? Бывших прокуроров не бывает, прокурора можно отправить работать ассенизатором, путевым обходчиком или, скажем, депутатом - но он все равно останется в душе прокурором, просто лишенным привычных погон). Еще бы, от них требуют немыслимого (с их точки зрения) - ДОКАЗАТЬ ВИНУ. Не бормотать заклинания "нет оснований не доверять показаниям потерпевшего", а представить ДОКАЗАТЕЛЬСТВА. Наша советская (она же - российская) прокуратура никогда этого не умела и приучена к суду, который от нее этого и не требует. А тут - какие-то 12 человек, которым что-то нужно доказывать, которые смеют сомневаться в словах прокурора? Безобразие!
Я обычно не смотрю телевизор, но, пару раз увидев госпожу Яровую и ее выступления в Думе, долго боролся с дежавю. Это классический советский прокурор, знакомый каждому адвокату. Бесполая и лишенная возраста, с яростью сексуально обделенной советской тетки, сублимирующая это в своей ненависти ко всему роду человеческому, состоящему, по ее мнению, только из оппозиционеров, пьяных водителей и прочих педофилов... в какой стране с честными выборами такая особь попала бы в число народных избранников?

понедельник, 22 апреля 2013 г.

Поздравляю Вас, гражданин, соврамши!

Первый зампред ВС РФ Серков на голубом глазу утверждает, что "все судебные решения сегодня на сайтах, за исключением тех, которые не положено вывешивать, например, содержат сведения о гостайне".
Из интереса зашел на сайт нашего Облсуда, который явно должен подавать пример нижестоящим судам. За период с июля 2012 года, согласно сведениям этого сайта, я участвовал в 8 делах в апелляционной инстанции (на самом деле - больше, просто не везде указывается представитель). Из них судебный акт выложен по одному (!) делу. Можете проверить - тут.

среда, 17 апреля 2013 г.

Казнить нельзя помиловать

В продолжение моего поста, ВС РФ решил, что расслабляться гражданам не следует и "слегка подкорректировал" свой законопроект, в очередной раз продемонстрировав запредельный уровень лицемерия, свойственный российской судебной системе.
Сейчас оглашение показаний потерпевшего и свидетеля без согласия сторон допускается в случае "стихийного бедствия или иных чрезвычайных обстоятельств, препятствующих явке в суде". 
Я уже писал, что абстрактное понятие "чрезвычайных обстоятельств" толкуется судами как "приставы не доставили - вот и чрезвычайное обстоятельство". Первоначально ВС РФ предложил прямо указать, что "не подлежат оглашению показания потерпевших и свидетелей, данные в ходе предварительного расследования, по причине неустановления местонахождения этих лиц". В итоге, формулировка в законопроекте оказалась совсем иная -  "разрешено оглашение показаний не явившихся свидетелей и потерпевших, если установить их местонахождение не удалось "всеми возможными мерами".
Иными словами, ВС РФ поступил СТРОГО НАОБОРОТ по отношению к своим первоначальным намерениям - вместо планируемого прямого запрета антиконституционной практики оглашения показаний в связи с невозможностью установления местонахождения свидетелей, ссылаясь на "чрезвычайные обстоятельства", ВС РФ прямо эту практику узаконил, ибо, по существу, суды ссылались на "чрезвычайные обстоятельства" именно в случаях якобы невозможности установления местонахождения свидетеля.
По факту же практика складывается так. Свидетелю направляют повестку по адресу, указанному в обвинительном заключении. Свидетель не является. Суд выносит постановление о принудительном приводе - судебные приставы едут по тому же самому адресу, не застают свидетеля дома и пишут об этом рапорт. Суд оглашает показания. Однако если сейчас такая практика противоречит буквальному содержанию статьи 281 УПК РФ (на что, правда, суды глубоко плюют), то после принятия законопроекта она будет ему полностью соответствовать.
Правда, чтобы подсластить пилюлю, законопроект предусматривает, что оглашение показаний допускается при условии, что "обвиняемый или подсудимый ранее могли задать этим свидетелям вопросы на очной ставке и высказывать свои возражения". При этом игнорируется, что защитник - самостоятельный участник уголовного процесса и вопросы к свидетелю могут возникать именно у него. Игнорируется и то, что обстоятельства, по которым необходимо задать вопросы свидетелю могут возникнуть гораздо позже проведенной очной ставки. Точнее, возможно, они уже возникли, но ведь до окончания предварительного расследования сторона защиты не знакома с большинством доказательств обвинения и физически может не знать, о чем допрашивать свидетеля.
Конкретный пример. Свидетель Иванов на предварительном следствии дает показания о том, что видел подозреваемого Петрова на месте преступления. Петров данный факт отрицает. Следователь проводит очную ставку, на которой Петров задает очевидные вопросы - в чем он был одет, что говорил и т.п. Знакомясь с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия, Петров читает показания свидетеля Сидорова о том, что Иванов во время совершения преступления находился совсем в другом месте, т.е. видеть Петрова не мог. В суд Иванов не является, допросить его об имеющихся противоречиях между его показаниями и показаниями Сидорова не удается. Показания Иванова оглашаются и кладутся в основу приговора.
Вот так в этой стране и заканчиваются все благие начинания.

вторник, 16 апреля 2013 г.

Сбесившийся принтер не устает

Как пишет Лента, в числе значительных нововведений, которые включены в законопроект, запрет на выдвижение на выборах в Думу кандидатов, когда-либо осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления. Если сейчас такие лица могут участвовать в выборах, если их судимость погашена, то в случае принятия нового закона путь в Думу окажется закрыт и для них.
Вот такая у нас уголовная политика. Приняли УК РФ, в котором четко написали - снятие или погашение судимости аннулирует ВСЕ ПОСЛЕДСТВИЯ, связанные с судимостью.
Потом подумали, и приняли закон "О милиции", где написали - аннулирует, но в милиции все равно работать нельзя. Ладно. Потом распространили запрет на всех "силовиков". Ладно. Потом запретили заниматься педагогической деятельностью всем, кто имел когда-то судимость  (не по всем составам, но перечисление в статье 331 ТК РФ включает в себя чуть ли не половину Особенной части УК РФ), да еще и тех, кто привлекался к уголовной ответственности, даже если приговором это не кончилось (вот такая презумпция невиновности у нас). Ладно. Теперь - Дума.
Господа законодатели, хватить лицемерить, уберите из кодекса понятия снятия и погашения судимости, напишите прямо - кто хоть раз попал в жернова, тот неполноценен на всю жизнь.

воскресенье, 14 апреля 2013 г.

Есть еще женщины в русских селениях...

Как сообщает "Комсомольская правда",  депутат Ирина Комолова собирается защитить атеистов от религиозной пропаганды. Первый шаг сделан - поправки в Уголовный кодекс и закон "О свободе совести и религиозных объединениях" готовы.  Согласно поправкам, атеиста нельзя будет заставлять участвовать в богослужениях и прочих церемониях. За это предусмотрен штраф. Также его убеждения нельзя оскорблять. За это тоже штраф. Исправительные работы полагаются тому, кто помешает безбожнику распространять свои взгляды.
Двумя руками "за". Хотя я в принципе считаю противоестественными любые законодательные ограничения свободы слова и естественного права каждого высказывать любое мнение о любом культе и его представителях, но если уж наш "сбесившийся принтер" стряпает законы, которыми пытается ограничить это мое право, то  варианта действий у меня только два - либо, оправдывая историческую фамилию, сообщить псевдопредставителям народа, что караул устал - либо поддерживать подобные инициативы. 
Вопреки мнению отдельных лиц, вроде бесноватого Чаплина, у нас пока народ массово православием головного мозга не страдает, желает видеть священников, раввинов и прочих муфтиев только в специально отведенных для них местах (как пресмыкающихся держат в зоопарках в террариумах) и желает защитить своих детей от потока разнузданного и агрессивного опиума для народа, воспитав в них атеистов.
Поэтому могу только порадоваться за Ирину Комолову, которая своим законопроектом подтвердила верность закона больших чисел - не может среди 450 жуликов и воров не встретиться ни одного приличного человека.

вторник, 2 апреля 2013 г.

Лебедев прав, но нужно идти до конца

Как сообщает pravo.ru, статью 281 УПК, устанавливающую случаи, когда в суде возможно оглашение показаний свидетелей без их явки в процесс, предлагается дополнить положением о том, что "не подлежат оглашению показания потерпевших и свидетелей, данные в ходе предварительного расследования, по причине неустановления местонахождения этих лиц". Эта новелла позволит ликвидировать практику, когда отсутствие свидетеля в суде оправдывается "иными чрезвычайными обстоятельствами".
Естественно, я целиком и полностью поддерживаю эту новеллу (тем более, что изначально в 2002 году, после введения в действия УПК РФ, он не позволял оглашать показания, ссылаясь на абстрактные "чрезвычайные обстоятельства).  
Однако следует идти до конца. Любое оглашение показаний свидетелей и потерпевших в ходе судебного следствия, если подсудимому не предоставлена возможность допросить этих лиц (например, в ходе очной ставки на предварительном следствии) следует полностью запретить. Тут следует брать пример с США, где шестая поправка к Конституции прямо гарантирует "право обвиняемого на очную ставку со свидетелями, дающими показания против него". Не просто гарантирует, но и замечательно работает - именно поэтому в Америке и существует система защиты свидетелей: убитый до суда свидетель запросто может "развалить" все дело. 
Пару лет назад у меня было уголовное дело, где все обвинение строилось на показаниях свидетеля, очной ставки с которым не проводилось и который благополучно умер до рассмотрения дела в суде. Показания этого свидетеля полностью противоречили не только показаниям подсудимого, но и всех остальных свидетелей. Если бы защита получила возможность допросить свидетеля, мы бы безусловно доказали бы сомнительность его показаний и получили бы заслуженное оправдание - однако свидетель мертв и УПК позволяет оглашать его показания.