вторник, 2 апреля 2013 г.

Лебедев прав, но нужно идти до конца

Как сообщает pravo.ru, статью 281 УПК, устанавливающую случаи, когда в суде возможно оглашение показаний свидетелей без их явки в процесс, предлагается дополнить положением о том, что "не подлежат оглашению показания потерпевших и свидетелей, данные в ходе предварительного расследования, по причине неустановления местонахождения этих лиц". Эта новелла позволит ликвидировать практику, когда отсутствие свидетеля в суде оправдывается "иными чрезвычайными обстоятельствами".
Естественно, я целиком и полностью поддерживаю эту новеллу (тем более, что изначально в 2002 году, после введения в действия УПК РФ, он не позволял оглашать показания, ссылаясь на абстрактные "чрезвычайные обстоятельства).  
Однако следует идти до конца. Любое оглашение показаний свидетелей и потерпевших в ходе судебного следствия, если подсудимому не предоставлена возможность допросить этих лиц (например, в ходе очной ставки на предварительном следствии) следует полностью запретить. Тут следует брать пример с США, где шестая поправка к Конституции прямо гарантирует "право обвиняемого на очную ставку со свидетелями, дающими показания против него". Не просто гарантирует, но и замечательно работает - именно поэтому в Америке и существует система защиты свидетелей: убитый до суда свидетель запросто может "развалить" все дело. 
Пару лет назад у меня было уголовное дело, где все обвинение строилось на показаниях свидетеля, очной ставки с которым не проводилось и который благополучно умер до рассмотрения дела в суде. Показания этого свидетеля полностью противоречили не только показаниям подсудимого, но и всех остальных свидетелей. Если бы защита получила возможность допросить свидетеля, мы бы безусловно доказали бы сомнительность его показаний и получили бы заслуженное оправдание - однако свидетель мертв и УПК позволяет оглашать его показания.