суббота, 28 апреля 2012 г.

Педоистерия

Несколько часов назад на удивление благополучно закончилась (по-крайней мере, на сегодняшний момент) история Анатолия Рябова, преподавателя фортепиано из Москвы, ложно обвиненного своей ученицей в сексуальных домогательствах. В этом деле обвинение допустило серьезную ошибку - погнавшись за "громкой" 132-ой статьей, по которой педагогу грозило до 20 лет лишения свободы (еще один "подарок" уголовному закону от уходящего Президента - за убийство срок у нас меньше), СК РФ вынужден был позволить судить Рябова присяжным, которые, судя по просочившимся в прессу описаниям хода процесса, оказались честнее и принципиальнее председательствующего Николая Ткачука. В результате - оправдание в этом беспрецедентном деле, в котором обвинение в преступлении, предусматривающем до 20 лет лишения свободы (для 66-летнего подсудимого - пожизненный срок, по существу) было основано только на показаниях потерпевшей о том, что педагог прикасался к ней, показывая, как правильно сидеть за инструментам и заключению печально известного центра "Озон", у которого, правда, уже отозвана лицензия. Про "Озон", я кстати, писал - http://www.pastic.ru/2011/11/13.html.
Нынешняя кампания "по борьбе с педофилией" стала очередной попыткой нашего молодого Следственного комитета заработать очки в глазах властей и населения. Попыткой построить свой имидж борцов за законность на защите наиболее уязвимых - детей. Правда, никакой массовой педофилии у нас, разумеется, нет и никогда в стране не было. Чай, не Таиланд. Однако как в 30-е годы у нас массово судили уругвайских и австралийских шпионов, так же и сегодня массово судят мифическое "педофильское лобби", существующее в больных фантазиях Бастрыкина и К.
Лично мне дело Анатолия Рябова было интересно с профессиональной точки зрения. Во-первых,  загадочное обвинение. С каких пор прикосновения к потерпевшей любого характера стали квалифицироваться по особо тяжкой ст. 132 УК РФ? Всегда подобные действия, совершенные без применения насилия, квалифицировались по гораздо более мягкой ст. 135 УК РФ, которая предусматривает не 20, а 8 лет лишения свободы (совсем недавно - до 6 лет).
Во-вторых, поражает рассказ адвоката подсудимого о том, что все свидетели защиты первоначально допрашивались судьей в присутствии обвинения и защиты, после чего суд отказывал в ходатайствах о допросе этих свидетелей. Кто придумал такую процедуру и почему о ней ничего не известно УПК РФ - загадка. Вообще-то, в силу части 4 статьи 271 УПК РФ, суд вообще не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля, явившегося в суд по инициативе сторон.
Думается, что нынешний вердикт, даже если оправдательный приговор будет отменен Верховным судом, в очередной раз показал, что суд присяжных, даже в том предельно усеченном варианте, который допускается нашим уголовно-процессуальным законом, остается одной из немногих надежд подсудимого на честное правосудие. Правда, как я знаю из рассказов коллег, имевших опыт защиты в суде присяжных, опытный и лишенный нравственных принципов судья, легко может нейтрализовать настроенный на оправдание состав присяжных  - отводя их по надуманным основаниям или же, если становится ясно, что имеющийся состав все равно оправдает подсудимого - распустить коллегию, придя к выводу о ее "тенденциозности" (у нас в Новосибирском областном суде такой случай был).
Итак, хочется пожелать Анатолию Рябову удачи в Верховном суде, а СК РФ - перестать преследовать выдуманных педофилов и заняться вполне реальными преступниками, совершившим заведомо ложный донос.

Комментариев нет:

Отправить комментарий